• Центральный район хотя и называют лицом города, но неразрешённых вопросов, которые беспокоят не только местных жителей, но и всех петербуржцев, здесь много: это транспортная перегруженность, участившиеся случаи ДТП, аварийные дома на Тележной, скандалы на улице Рубинштейна, зелёные зоны и их нехватка, велодорожки, граффити… О том, как будет развиваться центр города, и как планируют решить назревшие проблемы, «Диалог» узнал у главы местной администрации Максима Мейксина.

    Хотелось бы начать разговор с наболевшего: в последнее время в центре города участились случаи ДТП. Например, авария на набережной Фонтанки или несколько аварий на Невском проспекте, в которых погибли и пострадали люди. Планируется ли как-то обезопасить движение здесь? Может, стоит поставить ограждения, чтобы машины не вылетали на пешеходную зону?

    Необходим комплекс мероприятий. Для начала это видеонаблюдение, чтобы можно было выявлять нарушения. Второй момент — снижение скорости на главной магистрали города. Проблема возникла из-за того, что в ПДД стало допустимым превышение скоростного режима на 20 км. Получается, что можно ехать не 60, а все 80. Мы вышли с инициативой по изменению правил дорожного движения РФ, чтобы уменьшить разрешённый лимит до 10 км/ч. С другой стороны, сейчас с коллегами обсуждается вопрос о снижении скорости на Невском до 40 км, чтобы избавиться от лихачества.

    Безусловно, нужны ограждения, но так как Центральный район – это исторические охраняемые ландшафты, абы что ставить нельзя, требуются нестандартные решения.

    Какие нестандартные решения вы имеете в виду?

    На днях мы говорили о том, чтобы на проблемных перекрёстках устанавливать ограждающие конструкции в виде силовых стоек. При происшествиях они могли бы работать как ограждение. Также обсуждалась возможность увеличить размер бордюрного камня. Теперь отрабатываем эскизы. Кстати, сейчас сильно сократили подразделения ДПС, вполне возможно, что в том числе и из-за этого участились происшествия. Поэтому подняли вопрос об увеличении количества сотрудников полиции, которые будут стоять на центральных магистралях.

    На данный момент коллеги решают вопросы по финансированию. Надеюсь, что к зиме первые действия уже будут очевидны, например, поставим видеонаблюдение.

    Говоря о безопасности на Невском, некоторые активисты предлагают пойти радикальным путём и вовсе сделать центр пешеходным. Насколько это реально, на ваш взгляд?

    Если это сделать, мы получим огромные экономические потери, что никак не отвечает цели развития Петербурга. Фактически, пешеходный режим означает, что центр превратится в офисный район, куда люди будут приезжать работать. Жить в таких условиях станет невозможно, не получится даже сумки подвезти к дому. Кроме того, Невский – серьёзная магистраль, связывающая целый ряд районов. Если её не будет, как организовать движение на Васильевском острове или Петроградской стороне? Поэтому думаю, что это малореальная вещь. Другое дело — разгрузка центра от машин. Многие страны решают этот вопрос платным въездом или ограничением парковок. У нас проект по парковкам, надеюсь, заработает ближе к осени в полномасштабном режиме. В Москве такая мера хорошо сработала, думаю, и в Петербурге получится. Считаю, что зона платной парковки должна быть расширена.

    Может, чтобы немного разгрузить автомобильный трафик стоит сделать больше велодорожек?

    Сейчас май, выйдете на любую велодорожку и посчитайте количество велосипедов, проехавших за час. И посмотрите, какие затраты идут на то, чтобы на четыре месяца в году обеспечить велодвижение.

    А как же опыт коллег из Финляндии, где велодорожки используют круглый год?

    В новых кварталах, там, где есть территория, создание отдельных велодорожек считаю крайне важным и очень нужным, но это не должно быть в ущерб автомобильному движению. В Центральном районе это делается за счёт уменьшения количества парковочных мест для автомобилей. Яркий пример — Фонтанка. Да, велодорожки нужны, но там, где это целесообразно и возможно с точки зрения сезонности. Если взять Финляндию, там также в историческом центре нет велодорожек, потому что улицы маленькие.

    Ещё горожане периодически высказывают пожелания об увеличении пешеходных зон. Например, больной вопрос с улицей Рубинштейна, которая нередко всплывает в новостной ленте из-за споров между местными жителями и бизнесом.

    Собственники заведений уже заключают коллективное соглашение с жителями, в котором берут на себя определённые обязательства: работать с посетителями, не допускать шума, курения под окнами, поддерживать порядок на территории. Такой общественный договор мне кажется очень важным для регулирования подобного рода ситуаций. Потому что такие улицы, как Рубинштейна, должны быть привлекательны для туристов, но важно, чтобы это было не в ущерб гражданам, живущим там.

    С другой стороны, нужно идти по пути серьёзной регламентации. Например, во многих странах регулируется график работы, чего нет в нашем законодательстве. Чтобы решить вопрос с курением, можно создать зоны, свободные от табака — например, чтобы на всей улице было запрещено курить. Также, вероятно, здесь стоит установить стационарные посты, как сделано на Думской, правда, пока это не очень работает, но какую-то часть проблем решило.

    Что касается ограничения движения, это возможно в вечернее время, например, чтобы только местные жители могли въезжать. Сделать полностью пешеходной улицу не получится — некуда отводить транспортные потоки. В любом случае, если здесь не будет машин, это не решит вопрос шума от ресторанов и прочего.

    Кроме Рубинштейна в последнее время часто говорят о Тележной улице. В СМИ неоднократно поднимался вопрос о дальнейшей судьбе расположенных на ней аварийных домов №21, 23, 25-27, 29А, 29Г. Прежняя администрация планировала снести их и построить молодёжный досуговый центр, площадью 8 тысяч квадратных метров и стоимостью 3 миллиарда рублей. Изменились ли планы? Если да, то что здесь появится и когда?

    Когда я работал в комитете по промышленности, к нам как раз поступали заявки от комитета по молодёжной политике и от Центрального района по выделению средств на этот молодёжный центр. Ещё тогда возникли вопросы целесообразности. Мы попросили дать экономическое обоснование, потому что деньги нужны не только на строительство, требуется несколько сотен миллионов рублей в год на содержание. К тому же в центре проживает 220 тысяч человек. Вполне вероятно, что в спальных районах, где больше людей, такая история может быть более востребована.

    Что касается самой улицы, есть назначенное заключение экспертизы, которое показывает, что эти дома нужно сносить. Других вариантов нет, затраты на их восстановление выше, чем строительство новых.

    То есть они будут снесены на 100%?

    Экспертиза показала, что здания были построены на проблемных грунтах и для того, чтобы их восстановить, нужны огромные затраты. Опять стоит вопрос целесообразности. Но даже при новом строительстве исторический облик Тележной улицы будет сохранён. Что окажется внутри – это большой вопрос работы с инвесторами.

    Депутат Оксана Дмитриева предлагала открыть там хостелы. Насколько это выполнимо?

    Это бизнес, и если кто-то захочет так сделать, ради Бога, но нужно осуществлять подобные планы разумным образом, с разумной финансовой моделью. Вполне возможен и такой вариант размещения.

    Как, по вашему мнению, отразится на центральной части города так называемый «закон о хостелах» ? В данный момент администрация как-то помогает хостельерам перевести имущество из жилого в нежилое?

    Мы получаем много жалоб от местных жителей по хостелам. Это стало носить массовый характер, когда в жилых домах появились дешёвые гостиницы, сразу возникли неудобства: шум, нагрузки, связанные с курением, постоянным хождением людей, вечеринки и так далее. Центральный район, наверное, один из лидеров по количеству поступающих обращений по данному вопросу. Это ещё связано с огромным количеством незаконных перепланировок, с тем, что совершенно по-варварски сносятся перегородки в исторических зданиях.

    С моей точки зрения, запрет хостелов в жилых домах — действительно очень важное решение. Однако это огромный бизнес, который привлекает туристов. И это нужно регулировать.

    Закон вступит в силу уже в октябре. Сейчас администрация как-то помогает тем хостелам, которые добросовестно ведут бизнес?

    Так как закон предусматривает отсутствие в жилых зданиях таких объектов, то мы готовы помогать расселять квартиры, переводить в нежилой фонд, формировать места, где этот бизнес может быть осуществлён. Но всё должно быть выстроено в рамках существующего законодательства. Вполне возможно, его нужно ужесточать, чтобы незаконных действий, таких как перепланировки, не было.

    Ещё одна тема, которую хотелось бы затронуть — рекреационные зоны. В центре города их не много, но даже учитывая это, некоторые из них могут исчезнуть. Например, Кузнечный переулок. Не так давно активисты «Зелёной коалиции» выходили на митинг в защиту парков и скверов. На ваш взгляд, как нужно поступать: сохранять или застраивать?

    Александр Дмитриевич (Беглов — ИА «Диалог») уже поставил точку в этой истории, вопрос сохранения сквера закрыт. Кроме того, существуют нормативы по зелёным насаждениям общего пользования. В районе их дефицит. Я считаю, к этому вопросу нужно относиться внимательно. Вполне возможно, что есть места, где можно создать дополнительные рекреационные зоны. Музей, наверное, нужен, и было бы неплохо его развивать, но это стоит делать так, чтобы всех всё устраивало: и жителей, которые привыкли сквером пользоваться, и поклонников творчества Достоевского.

    Есть сейчас планы по созданию новых зелёных зон в центре?

    Александр Дмитриевич обозначил достаточно большую зелёную зону на месте судебного квартала — это Петроградский район. Также сейчас обсуждаем несколько площадок в качестве дополнительных в районе. Не буду пока озвучивать их, но предлагается два дополнительных места для создания таких зон. Тем не менее хочу отметить важный нюанс: много скверов в центре города – это разрушенные в войну площадки домов. Считаю, в каких-то местах вполне целесообразно восстановить здания. Но это нужно делать только при общем решении жителей.

    В продолжении темы, Центральный район – наследие ЮНЕСКО, можно ли здесь реализовать проекты, которые не нарушат культурной целостности территории?

    Даже если мы будем формировать какие-то новые точки с новыми объектами, нужно понимать, каким образом будет организовано движение, парковки, как следует организовать потоки людей. В основном все дороги Центрального района перегружены. Второй момент – сохранение исторического облика. Тем не менее у нас в районе сейчас реализуется 39 инвестиционных проектов. Один из них — объект жилого фонда, более чем на 200 тысяч квадратных метров, остальные 38 — объекты нежилого фонда различного назначения, они строятся.

    А граффити как по-вашему влияют на облик культурной столицы? Они портят наследие ЮНЕСКО или же украшают здания? Я имею в виду такие работы, как портреты Цоя, Шевчука, Черчесова и других.

    Давайте разделим историю на две части. Первое — есть художники, которым мы готовы помогать согласовывать площадки, где они могут нарисовать красивые и понятные изображения, действительно создавая искусство. Главное, чтобы людям это нравилось. Второе – это хулиганство, по большому счёту. Мы закрашиваем примерно 200 граффити в день: иероглифы, неприличные слова, непонятные надписи. Если это не закрашивать и не ликвидировать, то всё вокруг превратится в неблагоприятную и некомфортную среду. Это большая проблема, на решение которой уходят средства управляющих компаний, то есть, по сути, деньги жильцов. Кроме этого, ежедневно мы закрашиваем примерно около 30 реклам наркотиков, каких-то услуг, что тоже является вандализмом.

    Администрация как-то сотрудничает с художниками? Им предоставляются площадки для творчества? Как вообще можно определить, что можно рисовать, а что требуется закрасить?

    Для начала было бы неплохо, чтобы жители высказывали своё мнение: хотят они видеть рисунок или нет, если да, то где — на торце своего дома или на подстанциях, которые находятся рядом. А, быть может, им нужен просто чистый и красивый фасад. Это личное дело граждан, и люди должны в этом принимать участие. Мы сотрудничаем с художниками. Есть места, где горожане готовы видеть граффити, те же подстанции, например. Сейчас обсуждаем одну из стен в Торговом переулке во дворе школы №550. Там уже есть некие композиции, но они со временем облупились и требуют реновации. В планах отремонтировать здесь стадион и привести в порядок эту самую стену, чтобы дать возможность творческим людям разукрасить её в стиле стрит-арта. Но это должно быть согласовано с теми, кто живёт поблизости.

    Приведу пример, к 9 мая мы привели в порядок забор Конюшенного ведомства, покрасили однотонной краской, а ровно через два дня начались рисунки. К сожалению, это делают такие же жители нашего города. И в наших планах отработать новые меры борьбы с этим.

    Что вы имеете в виду под новыми методами борьбы?

    Это имущественный вред. По сути, чтобы полноценно закрасить граффити на фасаде, нужно подобрать колеровку. Кроме того, обычно требуется закрасить достаточно большую площадь… Поэтому будем выявлять таких людей с помощью полиции и предъявлять им имущественные иски на очень приличные суммы, на взыскание понесённых затрат. Родители, которые не следят за детьми, должны осознать, что им придётся заплатить за их художества.

    Район привлекает не только художников. Например, не редко горожане предлагают поставить в центре новые скульптуры, посвященные известным, но относительно недавно жившим людям, например Башлачёву. Как вы к этому относитесь? И есть ли в сердце Петербурга место для таких памятников?

    В районе 69 памятников и памятных знаков, а на фасадах установлено 366 мемориальных досок. Это большой объём, и если взять в расчёт, что у нас примерно 4 тысячи зданий, то фактически на каждом 6-м висит табличка. В данном случае необходим баланс: не нужно их размещать по любому поводу. Важно, чтобы это относилось к культуре и внешнему облику города, чтобы достойные люди были действительно увековечены. Буквально на прошлой неделе у нас открылась памятная доска основоположнику отечественной ортопедии Генриху Турнеру. Она расположена на доме, где он жил (улица Маяковского, дом 19/15). Так что процесс идёт.

    Минувшей зимой в Петербурге был скандал, связанный с размещением табличек в память о жертвах политических репрессий. Как вы относитесь к проекту «Последний адрес»?

    Помнить репрессированных и пострадавших, безусловно, крайне важно. Но следует понимать, что это нагрузка, за которую тоже кто-то должен платить: обслуживание и содержание этих знаков. Вопрос в том, за чей счёт это делать. Второй момент – создание позитивного облика. Когда вы идёте по улице и видите таблички, что здесь кто-то был репрессирован, убит или пропал, это не создаёт настроения. Решение должны принимать люди, которые живут в конкретном доме. Если они выступают «за», это становится предметом для обсуждения. Хотя никто не запрещает размещать таблички внутри общедомового имущества.

    Раньше вы возглавляли городской комитет по промышленности. Скажите, что, по вашему опыту, лучше: отвечать за какую-то одну отрасль, но по всему городу, или за всё, но в отдельном районе?

    Вопрос своеобразный. С одной стороны, я начинал в промышленности. Для меня это профессиональная болезнь. С другой, мне довелось проработать почти 7 лет в Кировском районе первым заместителем главы. В первом случае основная задача – работа с директорами, предприятиями, проблемными коллективами и т.д., здесь же — эмоционально сложнее. Я стараюсь больше уделять внимание гражданам, поскольку многие вопросы снимаются в процессе разговора: новая плита блокаднику, помощь инвалиду или ветерану и далее по списку.

    В комитете другое. Помню 2015 год, мы каждую неделю получали уведомления о сокращении 20-30 рабочих из-за реорганизации отделов. А в январе 15-го года я открыл справку и увидел там 15 тысяч человек, которые должны были потерять работу. Очень трудно, когда понимаешь, что должен за очень короткое время этих людей переподготовить и определиться, где они будут работать. Поэтому деятельность там и здесь разная.

27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30