• Хамоватые сотрудники, вечно занятые телефонные линии, нежелание работать — такой образ, скорее всего, представляет себе петербуржец, когда слышит слово «жэк». Исправить этот стереотип пытаются в ЖКС № 1 Центрального района. Здесь заставляют относиться к просьбам граждан ответственно и внимательно. Пока получается успешно. О том, какими путями удается это делать, рассказывает генеральный директор управляющей компании Олег Захаров.

    Обычно на жилкомсервисы ругаются, а я шел к вам с мыслью, что нужно поблагодарить за вовремя включенное отопление.

    У нас было время хорошо подготовиться к отопительному сезону, проверить коммуникации, так что все прошло в штатном режиме. Обычные проблемы при запуске отопления — это прорывы и протечки. У нас объем сетей теплоснабжения, срок эксплуатации которых уже истек и которые требуют ремонта, составляет порядка 60 %. Ежегодно мы тратим около одиннадцати миллионов рублей на устранение ущерба из-за таких протечек. В Центральном районе живет большое число состоятельных людей, некоторые квартиры по обстановке вполне можно сравнить с музеями. Представляете, какой может быть ущерб, если их зальет кипятком?!

    Исправить ситуацию помог бы капитальный ремонт домов...

    Да, капитальный ремонт систем теплоснабжения сейчас требуется в 350 домах из 562, которые находятся на обслуживании у нашей управляющей компании. Примерно столько же — 359 домов — нуждаются в ремонте кровли. С капремонтом проблема в том, что порядка 50 % домов, которые мы обслуживаем, — это памятники регионального или федерального значения, с которыми всегда большие сложности, да и стоимость ремонта здесь значительно выше, а работы имеют право выполнять только фирмы с соответствующими лицензиями. Та же проблема и с текущим ремонтом. Если ремонт обычной лестничной клетки может стоить 200 000 рублей, то в случае с памятником это уже будет от 3 млн. до 14 млн., и совсем не факт, что там какая-то сложная лепнина. Вопрос о таких затратах всегда выносится на рассмотрение собственников квартир, и чаще всего они от них отказываются, предлагая сделать ремонт в рамках средств, перечисляемых из квартплаты. А если мы проведем ремонт без согласования с КГИОП, то, как минимум, это грозит нам штрафом в полмиллиона рублей. 

    Скоро начнут падать сосульки, штукатурка, лепнина, страдать люди. Почему из года в год не удается с этим справиться?

    Что касается лепнины, основная проблема в петербургском климате, в регулярных температурных перепадах: сегодня — дождь, вода попадает в трещины, завтра ударит мороз, и она замерзнет, трещины увеличатся. Послезавтра опять оттепель, вода попадает дальше, потом снова замерзает и так далее. В результате за короткое время маленькая трещина может обернуться сильными повреждениями и обрушением. Проблемные места очень сложно выявить визуально — даже через бинокль. Нужны какие-то специальные приборы... Мы с недавнего времени начали использовать для этого квадрокоптер. С его помощью удается подобраться поближе, чтобы более внимательно рассмотреть фасад. А с домами-памятниками такая же проблема, как и при капремонте. Даже если мы успели вовремя заметить на фасаде какой-то дефект, мы не можем его самостоятельно исправить. По действующему сейчас регламенту, если мы выявляем нарушение фасада, то должны сделать запрос в КГИОП, чтобы те дали технические условия. Это долгий процесс, который может растянуться на неделю и больше, а за это время штукатурка или лепнина может упасть. К счастью, у нас налажены хорошие отношения с КГИОП, и удается какие-то вопросы решать оперативно, аккуратно снять лепнину, натянуть сетку и т. д. Промедление в таких случаях может обернуться трагедией — все это понимают и идут нам на встречу.

    А проблема с сосульками вообще может быть решена?

    Сосульки образуются на крыше из-за теплых чердаков. По техническому регламенту разница уличной температуры и температуры на чердаке должна быть в пределах 3-4 градусов. В этом году ситуация с сосульками должна измениться к лучшему. Сейчас ведутся комплексные работы по утеплению чердачных перекрытий. Жители центра, уверен, видели в своих дворах мешки с керамзитом. Им засыпают чердаки для предотвращения нагревания воздуха. Одновременно мы занимаемся теплоизоляцией труб, расположенных на чердаках, исправляем нарушения в вентиляции: воздух должен выходить только на улицу. Впрочем, и здесь не обошлось без сложностей. Поскольку теплоизоляцией чердаков занялись одновременно во всем городе, то у поставщиков очень быстро закончился керамзит. Мы только с третьего раза смогли его закупить. Теперь его нужно поднять на чердаки и там рассыпать для предотвращения нагревания воздуха в чердачных помещениях. Чтобы уложиться в сроки, нам пришлось привлечь всех своих сотрудников: и дворники, и сантехники, и плотники сейчас заняты этим процессом, хотя у них есть своя работа. Но к 1 ноября все работы должны быть выполнены. Уверен, мы все увидим перемены к лучшему.

    Перемены к лучшему нужны и в самих «жэках». Звучит обидно, но «жэк» — последнее место, куда хочется обращаться. Дозваниваешься полдня, слышишь в ответ откровенное хамство...

    Не поверите, есть изменения к лучшему. По крайней мере, у нас — провели огромную работу в этом направлении, сами делали контрольные звонки. Я дал установку подчиненным, чтобы первым трубку опускал позвонивший, а не сотрудник нашей компании. Все телефонные разговоры с собственниками квартир записываются: в спорной ситуации можно их переслушать и наказать виновного. Да, могут жаловаться, что низкая зарплата, тяжелая работа, но ты сам сюда пришел и должен выполнять работу ответственно. Жесткие меры помогли. Жалоб на хамство или невозможность дозвониться почти не стало. 

    А задолженность граждан перед вами: если в Центральном много состоятельных граждан, значит, долгов мало?

    К сожалению, все не совсем так. Как ни парадоксально самые большие долги присутствуют именно у состоятельных граждан. На уведомления о необходимости оплаты задолженности большинство должников не реагирует, в связи с чем мы вынуждены обращаться в суды, чтобы взыскать задолженность. Процесс это довольно долгий, т.к. от рассмотрения дела до получения исполнительного листа и последующей оплаты задолженности может пройти около года и более. Кроме того, имеются собственники, которые владеют целыми этажами в зданиях и при этом умудряются не оплачивать коммунальные услуги, соответственно, долги образуются огромных размеров — до нескольких миллионов на одно помещение. Собственники при этом наивно полагают, что предоставление коммунальных услуг им полагается без какой-либо оплаты. С должниками ведется постоянная активная работа. В случаях, когда судебные тяжбы не помогают, мы также вправе ограничить, к примеру, пользование электричеством. Как правило, это оказывается наиболее действенным средством, и у граждан сразу находятся средства для погашения задолженности. В настоящее время общая сумма задолженности перед нашей управляющей компанией составляет 381 млн рублей, 281 млн из них — задолженность населения. Порядка 270 млн долгов просужены, т.е. суд признал правомерность наших требований! Что касается наших долгов, то в отношении Водоканала мы в ближайшее время выйдем на текущую задолженность, по ПСК мы не только не должны, но даже переплатили. Основной долг имеется перед ТГК-1, но из 118 млн рублей задолженности суд признал, что мы должны только 18 млн рублей.

29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2