• В апреле мы отмечаем большой весенний праздник – День космонавтики. Этот год – юбилейный.  Ровно 60 лет прошло с начала Космической эры. 4 октября 1957 года был запущен первый искусственный спутник Земли. Эта дата напоминает нам о той огромной роли, которую сыграла наша страна в деле освоения космоса человечеством. В конце 50-х и начале 60-х годов прошлого века идеей космических полётов был охвачен весь Советский Союз, сотни ученых работали над проблемами освоения космоса, а все мальчишки мечтали стать космонавтами. Большой вклад в развитие комической и ракетной техники внесли ученые и инженеры Ленинграда. Один из тех, кто стоял у истоков ракетостроения и трудится до сегодняшнего дня на благо России, живет в нашем районе в 78-м округе.

    Вадим Лукич Седых – академик, вице-президент Санкт-Петербургского отделения Российской академии космонавтики им. КЗ. Циолковского, изобретатель СССР, председатель Санкт-Петербургского комитета Федерации космонавтики России, ветеран Великой Отечественной войны, житель блокадного Ленинграда.

    59 лет трудовой деятельности Вадима Лукича неразрывно связаны с ЦКБ-7 (ВГУП КБ «Арсенал») и старейшим машиностроительным заводом «Арсенал», который был основан еще Петром I  (в 2011 году ему исполнилось 300 лет).  

    Вадим Седых как автор разделов и главный редактор  участвовал в создании 8 книг, повествующих об истории «Арсенала», об истории создания на заводе ракетно-космической техники, артиллерии и гражданской продукции. Последняя из этих книг только что увидела свет. В 1970 году Вадиму Лукичу было присвоено звание «Заслуженный «арсеналец», его имя занесено в Книгу Почёта предприятия и навеки вписано в историю «Арсенала».

    - Вадим Лукич, расскажите, пожалуйста, с чего началась ваша работа в космонавтике, как вы нашли своё призвание?

    Самый важный момент в моей судьбе, точка, с которой началось мое непрерывающееся до сих пор движение к одной цели – это мое поступление в Ленин­градский военно-механический институт. С раннего детства я очень любил астрономию! Карта звездного неба для меня – это открытая книга. Со школьной скамьи я стремился и готовился к тому, чтобы стать астрономом. Мой папа выписывал научную литературу, и я, начиная с восьмого класса, читал научно-технические журналы и однажды наткнулся на высказывание кого-то из американцев: «Мы могли бы продать русским секрет производства «Полариса» («Polaris» - американская двухступенчатая твердотопливная баллистическая ракета, предназначенная для размещения на атомных подводных лодках – прим. ред.), но они не смогли бы ее освоить в течение ближайших десяти-пятнадцати лет из-за технологических тонкостей».

    Это мне показалось очень недостойным по отношению к нашим инженерам, и пережитое блокадное детство тоже повлияло на мой выбор, поэтому я и поступил в «Военмех» на факультет ракетно-космической техники, где получил специальность «инженер-механик». «Военмех» научил меня создавать оружие, которое определяло обороноспособность нашей страны. Моя связь с родным ВУЗом продолжается и по сей день, а в течение 17 лет я был председателем экзаменационной комиссии.

    В 1957 году я впервые переступил порог «Арсенала», где начал писать дипломную работу, а в марте 1958 года был принят на работу  в проектно-расчетный отдел конструкторского бюро «Ар­сенал». С этой ступеньки я прошёл путь до заместителя генерального директо­ра – главного инженера КБ, заместителя генерального директора – генерального конструктора по научной работе.

    - Очень интересно, в каких разработках вы принимали непосредственное участие?

    Когда я пришел на «Арсенал», я попал в конструкторское бюро, которое создавало артиллерийские установки для ВМФ.  Наше КБ было сформировано еще в 1949 году, потому что армия остро нуждалась в оружии, которое можно было бы устанавливать на надводных кораблях и подводных лодках. В конце 80-х годов в нашем КБ были созданы уникальные  автоматические артиллерийские установки, которые оказали огромное влияние на обороноспособность страны. Я описал историю их производства в одной из своих книг. 

    В КБ «Арсенал» при моём непосредственном участии прошли про­ектные разработки твёрдотопливных ра­кетных комплексов наземного базирова­ния и первого ракетного комплекса для вооружения атомных подводных крей­серов с твёрдотопливными ракетами. Мы были первыми в создании принципиально нового топлива – твердого, это было революционным прорывом в истории техники.

    Артиллерийско-зенитные установки, которыми сегодня вооружён Российский флот, тоже сделаны на «Арсенале», и я горд, что имею к этому непосредственное отношение. Также я участвовал в модернизации кос­мических комплексов и создании косми­ческих аппаратов нового поколения. В общей сложности за период с 1970-х до 2000-х годов мы сдали 4 ракетных комплекса и 80 орбитальных космических аппаратов. В советский период были наработаны великолепные механизмы кооперации между различными структурами, поэтому, когда я говорю «МЫ», то имею в виду не один и не два коллектива ученых и инженеров. Мы работали «плечом к плечу» с ГИПХом (ленинградский Государственный институт прикладной химии), НПО «Союз», АНИИХТ (Алтайский НИИ химических технологий), КБ «М» (г. Пермь).

    Я был лично знаком, встречался и работал с главными конструкторами и руководителями этих предприятий. Например, большим другом нашей семьи был Дмитрий Бриль – конструктор с большой буквы, удостоенный Сталинской премии 1-ой степени за создание нового образца артиллерийского оружия. О том, каким он был человеком, можно написать отдельную книгу. В 60-м году я познакомился с создателем советской ракетно-космической техники Сергеем Павловичем Королевыми и всей его командой. Под его руководством мне довелось работать несколько лет. Я тогда был еще молодым специалистом, и на нашей первой встрече он дал мне хороший совет: «Никогда не клади бумажки в один карман, рассовывай по разным, тогда всё не потеряешь». Я эти слова на всю жизнь запомнил.

    Тогда же я познакомился с академиком Николаем Алексеевичем Пилюгиным – основоположником отечественных систем автономного управления ракетными и ракетно-космическими комплексами. Я как проектант знал разработку всех систем, поэтому начальство нередко отправляло меня докладывать Николаю Алексеевичу.

    Наше ЦКБ, которое возглавлял П.А. Тюрин – главный конструктор завода,  под руководством Сергея Королева разработало три ракетных комплекса. Мы должны были выйти на создание новых ракетных комплексов для вооружения атомных подводных крейсеров на твердом топливе. И мы создали новые двигательные установки, новое топливо и новые системы управления. Все эти комплексы я обсчитывал, будучи руководителем проектных работ. В 70-м году мы вышли на испытания в открытом море. Таким образом, мы решили задачу по созданию ракетных комплексов нового поколения не за 10-15 лет, как говорили американцы, а за семь.

    С 1970 года мы переключились на космос. А в 80-м году я был назначен заместителем начальника КБ «Арсенал». Работая заместителем начальника,  я окунулся в самые разные вопросы: акустика, теплопередача и др. У завода к тому времени было пять направлений деятельности: ракетное, артиллерийское, космическое, гражданская продукция и товары народного потребления. Создавалась уникальная продукция, получившая признание во всем мире. Под руководством Семена Ефимовича Кривошеева главного конструктора гражданской продукции – были созданы «лунные ноги» для космического аппарата, высаживавшегося на Луну, двигатели Стирлинга (разновидность двигателя внутреннего сгорания), компрессоры, которые отправлялись в 65 стран мира, холодильно-газовые машины. Это был новый и очень интересный период моей работы.

    - Сегодня вы по-прежнему на посту?

    Конечно! Рабочего темпа я не снижаю, насколько позволяет здоровье. Привычка – вторая натура. Я сейчас являюсь председателем Санкт-Петербургского комитета Межрегиональной обществен­ной организации «Федерация космонав­тики России» (ФКР). На этом посту я веду большую работу по пропаганде новых разработок космической техники. Кроме того, я – советник генерального директора – генерального конструктора КБ «Арсе­нал».

    Распорядок жизни у меня всегда строго неизменен: подъём в 5 утра, приготовления к работе. Закалка, которую мы, ветераны, получили в отношении к делу, к работе, остается с нами навсегда! Вы знаете, как относились к производству оружия в советское время? Основанием для разработки любого изделия было Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, которые четко определяли, что и когда именно мы должны сдать. Так что «Умри, но сделай!» – наш негласный девиз. Мы все по ночам работали и, конечно, без всяких отпусков. Такое вот наше поколение!

    - В этом году исполнилось 60 лет вашей совместной жизни с женой – Нонной Евгеньевной. Раскройте, пожалуйста, секрет вашего крепкого брака.

    Уважать надо друг друга, понимать и беречь. Вот и весь секрет! В нашей семье каждый друг для друга – надёжный тыл, такой, что надёжней не бывает. Радость и беда, победы, достиже­ния и поражения – всё пополам.

    Мои успехи не были бы такими, если бы не моя подруга жизни. Она обладает исключительным умением собрать множество людей за одним столом и создать великолепную атмосферу, объединив всех в единый коллектив. Все мои товарищи и коллеги хорошо знали и бесконечно уважали ее. Все стремились к нам в дом. Она принимала по 40 человек одновременно! Генеральные конструкторы, профессура «Военмеха» – кого только у нас не было! Ее все знали и нередко через нее выходили на меня. Заслуги Нонны Евгеньевны отмечены государством – Федерация космонавтики России наградила её почетным знаком «50 лет космической эры».

    Главное, что нам и сегодня интересно вместе, и есть что вспомнить. У нас есть сын Виктор, талантливый камнерез, а две внучки занимаются искусством. И еще два правнука, им пока четыре и два года.

26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6