• В суете мирных будней мы нередко забываем, что День Защитника Отечества — не просто символический мужской праздник. Это, в первую очередь, день военнослужащих — бывших и настоящих, офицеров и рядовых. Один из них — руководитель военно-патриотического клуба «Честь имею» подростково-молодежного клуба «На Фурштатской» Геннадий Малеванный.

    Геннадий Юрьевич подполковник запаса ВВ МВД России, ветеран боевых действий, ветеран военной службы. За участие в контртеррористической операции награжден президентом РФ медалью «За отвагу», за большой вклад в дело воспитания подрастающего поколения награждён Правительством Санкт-Петербурга памятной медалью «Патриот России».

    - Геннадий Юрьевич, как получилось, что боевой офицер стал руководителем детского клуба?

    - Можно сказать, случайно — дочка занималась в секции ушу в клубе, а я забирал ее после тренировок. Приезжал со службы, в форме, я тогда уже преподавал в Военном институте ВВ МВД России. Ну, а дети видят форму, погоны, конечно, им интересно, мальчишкам особенно. Пока дочку ждал, что-то рассказывал, объяснял, отвечал на вопросы. И через какое-то время заведующая попросила на добровольных началах помочь им в военно-патриотической работе. Это сразу вызвало живой интерес у ребят. Желающих заниматься было очень много и вскоре мне предложили возглавить клуб на постоянной основе. И вот уже десять лет мы с ребятами осваиваем азы военного дела. Могу сказать, что ребята, которые проходили у нас обучения, попав в армию, чувствуют себя намного уверенней большинства своих сверстников. Они знакомы со строевой подготовкой, владеют навыками рукопашного боя, умеют обращаться с оружием, читать карту, ориентироваться на местности и многое другое.

    И совершенно точно никто из наших воспитанников не попытался от армии «откосить». Были те, кто по состоянию здоровья оказался непригоден к воинской службе, но намеренно избежать службы в армии никто не хотел. Для кого-то армия стала профессией, есть у нас ребята, которые закончили военные вузы, стали кадровым военным, кто-то служит по контракту. Многие оказались в других городах, но те, кто живет и служит в Питере, заглядывают в клуб. Встречаются с ребятами, рассказывают о том, что такое служба в современной армии. Вот и в этом году трое наших воспитанников собираются поступать в военные вузы. Я надеюсь, у них все получится.

    - А почему вы сами в свое время решили поступать в военный вуз?

    - По призванию. Я класса с четвертого-пятого уже твердо знал, что хочу быть военным. Единственный вопрос был — род войск. Времена были другие, мы все тогда мечтали стать летчиками, моряками, космонавтами, танкистами. Фильмы, книги, телевидение — это все формировало образ мужчины, которым хотелось стать. И после школы я поступил в Саратовский военный институт внутренних войск МВД России.

    - Разочарования не было?

    - Нисколько. Хотя первые два года было непросто. Но в любом военном вузе они самые тяжелые. Отрывают тебя от маминых пирожков, помещают совсем в другую среду, приучают к жестким рамкам, дисциплине, предъявляют требования, к которым

    ты еще не привык, которые поначалу кажутся чрезмерными. Но когда это все входит в привычку и распорядок становится нормой жизни, все уже гораздо легче. А учиться, если ты поступал по желанию, достаточно легко. Наши командиры постарались, чтобы на курсе остались только те, кому это, действительно, было нужно. За время курса молодого бойца мы разучились пешком ходить — передвигались либо бегом, либо по-пластунски. Нагрузки казались запредельными. Как я позже понял, это было сделано специально, чтобы каждый мог понять — на своем ли он месте. Надо сказать, после курса молодого бойца отчислились почти все, кому это было не по силам. Я благодарен своим преподавателям, командирам — подготовили нас очень хорошо. В горячих точках мне это не один раз помогало.

    - А их на вашем счету было немало, насколько я знаю...

    - Да, начиная с Нагорного Карабаха и заканчивая Чеченской республикой. Практически все горячие точки, которые были с 1988-го года, я посетил. Служил я в знаменитой 33-ей бригаде оперативного назначения, в специальные командировки нас направляли регулярно. Обычно получалось три месяца там, месяц дома.

    - Можете рассказать что-то о своем боевом опыте?

    - Хорошего было мало. Война — это не игра и не романтика. Война - это грязь и кровь. Но я принимал присягу, я кадровый военный. Так что просто выполнял свою боевую задачу. Один из самых ярких эпизодов — контртеррористическая операция, за которую я как раз и был награжден медалью «За отвагу». Это было в поселке Чермен в Осетии. На территорию поселка регулярно проникали бандгруппы, творили там бесчинства. Нам была поставлена задача их нейрализовать. Мы устроили засаду в том месте, где они подходили к поселку и там разделялись на маленькие группы, чтобы легче пройти незамеченными. Ночью мы со своей группой разведчиков там с ними и повстречались. Их было человек пятнадцать-шестнадцать, а нас шестеро. Благо обошлось без потерь с обеих сторон. Все очень быстро и неожиданно получилось, они вышли как раз к нашей засаде, темноту прорезал прожектор, ослепил их. Очередь из пулемета и мы просто положили всех на землю и дождались прибытия спецназовцев, которые увезли их на фильтрационный пункт.

    Ирония судьбы в том, что командиром отряда боевиков оказался мой бывший начальник штаба батальона, с которым я начинал службу. Он хорошо понимал, что такое внутренние войска оперативного назначения, именно потому и дал своим боевикам команду подчиниться и не предпринимать попыток к сопротивлению. Потом он говорил: «Если бы я знал, что вас было всего шестеро...».

    - А как родные переживали ваши командировки?

    - Конечно, им было нелегко. Но моя супруга всегда меня поддерживала, ждала месяцами и даже удерживала, когда я думал о том, чтобы поменять место службы. Я очень ей благодарен, я понимаю, как ей было непросто. Как-то был случай - после первой чеченской кампании мы возвращались домой. Жены наши уже знали, когда нас ждать, каким вертолетом мы полетим и тут в новостях передали, что вертолет, который следовал из Ханкалы в Моздок, был сбит. Естественно, у всех женщин первая мысль: «Был ли мой муж там?». Все бросились выяснять, что с мужьями. И один дежурный по части, которому жены оборвали телефон, сказал нехорошую фразу: «Если с ними что-то случилось, вам сообщат». Можете представить, что они пережили, пока не выяснилось, что с нами все в порядке.

    Дети, конечно, тоже скучали. Сын, когда был совсем маленький, мою фотографию перед сном клал под подушку, целовал на ночь, желал спокойной ночи. Он сейчас, кстати, заканчивает Суворовское училище и в этом году будет поступать в военный вуз.

    - Геннадий Юрьевич, вы никогда не жалели, что выбрали такую тяжелую и опасную профессию?

    - Нет. Никогда. Если бы была возможность сейчас начать жизнь сначала, я бы все повторил.

    Текст: пресс-служба
    Фото: пресс-служба
    Разделы: Люди района
    Тэги: "Новости из Центра", 23 февраля, Администрация Губернатора Санкт-Петербурга, Администрация округа, администрация Санкт-Петербурга, Администрация центр, администрация Центрального района, Администрация Центрального района Санкт-Петербурга, Великая Отечественная война, война, война 1941-1945, Вторая мировая война, глава администрации Центрального района, Глава администрации Центрального района Андрей Хлутков, глава района, глава Центрального района, глава Центрального района Андрей Хлутков, День защитника Отечества, культурная столица, Культурная столица России, местная администрация, Новости центра, Новости Центрального района, Новости Центрального района Санкт-Петербурга, Новости Центрального района СПб, новый глава района, районная администрация, центральный район, Центральный район Санкт-Петербурга, Центральный район Спб
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6